домашнее насилие над женщинами истории из жизни

Открытая информация по вопросу: "домашнее насилие над женщинами истории из жизни" с объяснением для непрофессионалов. Если все же возникнут вопросы, то задавайте их дежурному юристу.

– С Тимуром мы прожили вместе два замечательных года. Это был очень заботливый человек, семьянин. Он красиво ухаживал, дарил цветы, писал романтичные смски. Мы поженились, я забеременела, – рассказывает Олеся. – Когда я была на восьмом месяце, его поведение вдруг круто изменилось.

Мужа подолгу не было дома, ему безразлично стало мое состояние. Сначала я связывала его постоянное отсутствие с работой. Он приезжал после трехдневного отсутствия, поест, помоется, выведет меня на конфликты и уедет. Это уже позже я узнала, что у него появилась другая. Он отдыхал с любовницей на турбазе в тот момент, когда я лежала в больнице.

Олеся в ужасе прожила целый месяц, потому что не понимала, что происходит с ее мужчиной.

– Я пыталась поговорить с ним. Если это была какая-то беда, я бы все силы приложила, чтобы исправить это.

Женщина родила здоровую девочку, а в день выписки муж предпочел провести время с любовницей.

– Я приняла решение всё изменить. Озвучила это Тимуру, он раскаялся: мол, я всё осознал, давай сохраним семью, я тебя люблю. В тот момент я очень хотела ему верить и поверила.

Вскоре квартиру, в которой жила молодая семья, пришлось продать. Супруги переехали к маме Тимура.

– Месяц спустя после ужасной жизни, которая сопровождалась постоянными драками, отъездами мужа, я поняла, что надо расходиться.

Я круглосуточно находилась в затравленном состоянии. Тимур стал со мной жестоко обращаться – если раньше мог просто грубо оттолкнуть, то потом швырял меня, как вещь.

Может, я где-то провоцировала его, но мне было больно, я не могла об этом молчать.

Свекровь помогала мне с ребенком и со временем взяла на себя все обязанности по уходу за крошкой. Потом она, видя меня, затравленную и угнетенную, полностью отстранила меня от «кормлений и пеленаний». И когда в один момент я психанула и сбежала из дома, ребенка мне уже не отдали. Я сняла квартиру, но дочку забрать так и не смогла, меня просто не пускали на порог.

Читайте так же:  как сделать чтобы банки не звонили

Несколько месяцев я ходила по инстанциям, но тщетно. Мне давали устные рекомендации, а мне нужна была физическая помощь. Муж меня оскорблял по телефону, угрожал. Даже заявился ко мне на работу со своей мамой! Они пришли к начальнице и просили ее меня образумить – я должна была отказаться от ребенка. К счастью, у меня адекватное руководство.

У Олеси уже опустились руки. Она пришла к инспектору ПДН и предупредила, что воспользуется единственным выходом, который видела в тот момент, – пойти на Первый канал и на всю страну рассказать свою историю.

– В тот же вечер мне ребенка принесли, я уехала в Тулу. Здесь я почувствовала больше сил, особенно когда обратилась в Кризисный центр. Но террор со стороны мужа продолжался, он хотел вернуть ребенка. Я уверена, что наша дочка была разменной монетой, чтобы наказать меня. Тимур с мамой «атаковали» Кризисный центр, как-то отслеживали мою геолокацию.

Несколько месяцев назад Олеся подала на развод.

– Я очень боялась, что, когда пройдет суд, его не остановит решение, он увезет от меня ребенка. Но работа психологов делает свое дело. Сейчас я себя чувствую очень уверенно. Я уже не боюсь его. Мои рекомендации женщинам, которые попадают под насильственные действия, – отсекать это сразу.

Моя большая ошибка была в том, что я сама себя затянула в эту яму. Если бы я приняла решение сразу, всё сложилось бы проще.

Если он ударил – надо уходить. Сила удара, как и степень наглости, приобретает всё больший масштаб. Когда ты простил человека за его зверское поведение, он остался безнаказанным. Ребенок, который растет в семье, не должен видеть это насилие, эти ужасы!

Читайте так же:  опекунство над пожилым человеком плюсы и минусы

. Женщина признается, что хотела уйти от мужа тихо-мирно. Она не собиралась прятать ребенка от мужа и свекрови. Но из-за неадекватной реакции Тимура молодой маме приходится скрываться в стационарном отделении социальной реабилитации для женщин и детей Кризисного центра. Супруг говорит, что борется за малышку, но при этом не предоставляет никакой физической или финансовой помощи.

Видео (кликните для воспроизведения).

– Конечно, не так я себе декрет представляла. Жаль, что в нашем государстве так долго тянется бракоразводный процесс. Мы бы уже жили спокойно, но пока вынуждены скрываться. А я хочу успеть насладиться материнством! Мне кажется, сейчас муж тоскует по мне. Пишет красивые смски, предлагает вернуться. Но меня это уже не трогает. Точка невозврата пройдена.

Две истории о домашнем насилии в России The Village записал истории двух женщин, столкнувшихся с домашним насилием и попробовавших довести дело до суда

Каждые 15 минут в России происходят избиения женщин в семье. Это данные официальной статистики МВД (есть в распоряжении The Village), согласно которой только за 2015 год внутри семьи в отношении женщин было совершено более 35 тысяч насильственных преступлений.

По данным Росстата, каждая пятая женщина в России подвергалась физическому насилию. Из них только 12 % после случившегося обращались за помощью в полицию, в медучреждение или к юристу (отчет Росстата «Репродуктивное здоровье населения России — 2013»).

Зачастую случившееся квалифицируется как побои. Ранее любые побои считались уголовным преступлением. Правда, это была статья частного обвинения — то есть пострадавшая сама должна была добиваться возбуждения уголовного дела и собирать доказательства, а также сама же отстаивать свою позицию в суде. В июле 2016 года побои частично декриминализировали — перевели их в число административных правонарушений, а в уголовной статье оставили только побои в семье, побои из хулиганских побуждений и по мотивам ненависти и вражды. Тогда же уголовную статью перевели в категорию частно-публичного обвинения, то есть уголовные дела по заявлению потерпевшего стала возбуждать и расследовать полиция. Это немного облегчило защиту прав потерпевших по этим делам.

Читайте так же:  основные источники финансирования бизнеса

Сейчас в Госдуме рассматривают законопроект о декриминализации побоев внутри семьи — причем документ уже принят в первом чтении. Его автор, сенатор Елена Мизулина, называет уголовное наказание за побои родственников «антисемейной» мерой: «За шлепок в семье можно получить до двух лет и клеймо „уголовника“ на всю жизнь, за побои на улице — штраф до 40 тысяч рублей. Такая ситуация недопустима! Необходимо править уголовный закон и убирать эти абсурдные положения».

По просьбе The Village журналист Александра Букварёва записала истории двух женщин, столкнувшихся с домашним насилием и попробовавших довести дело до суда, чтобы попытаться понять, действительно ли законодатели однозначно действуют в интересах семьи.

Подробную инструкцию для жертв домашнего насилия читайте здесь

Татьяна, 29 лет, разведена. Есть маленькая дочь

(имя героини изменено по ее просьбе. — Прим. ред.)

С моим теперь уже бывшим мужем мы познакомились в 2008 году. Он — военный в отставке с опытом работы в горячих точках. В 2012 году мы стали встречаться. Довольно быстро, всего через полтора месяца после начала отношений, поженились. Он был очень положительный: серьезный, спокойный, непьющий, внимательный.

Вскоре я забеременела, и ситуация сразу изменилась — он стал меня обвинять в неверности, оскорблять, говорить: «Ты — шалава». Если я возражала, муж отвечал угрозами. Причем угрожал даже не мне, а нашему еще не родившемуся ребенку. Тогда мне стало по-настоящему страшно.

Я подумала, что надо развестись, и стала искать в интернете информацию — куда пойти работать, где жить. Муж увидел историю моих поисковых запросов, разозлился и выгнал меня из дома — шел седьмой месяц моей беременности. Помню, я даже обрадовалась. Подумала — мол, вот и хорошо, что все так закончилось, можно спокойно начать новую жизнь. Но вышло совсем по-другому.

Читайте так же:  статистика матерей одиночек в россии

Он был очень положительный: серьезный, спокойный, непьющий, внимательный

Через две недели муж нашел меня и стал шантажировать: мол, если я не вернусь, он устроит так, чтобы при родах мне вкололи препараты, после которых ребенок не выживет. Я поддалась и вернулась.

Примерно через месяц, отмечая праздник 23 февраля, он много выпил и несколько раз выстрелил из травматического пистолета в стену рядом со мной — мы были одни, некому было мне помочь, а соседи если и слышали звук выстрелов, то не подали виду. Еще через несколько дней он рассказал мне о своем сне: «Ты беременна не от меня. Я подвесил тебя за ноги к дереву, влил в матку бензин и поджег». Я очень испугалась и сказала, что ему надо лечиться. Тогда он вскочил, схватил меня за шею, прижал к стене и приподнял. Это был первый раз, когда он применил ко мне именно физическое насилие.

Я очень хотела уйти, но боялась его — он постоянно угрожал убить нашего ребенка, меня и мою маму, угрожал сжечь дом моих родных. Через два месяца после родов он сильно избил меня ногами. При этом профессионально дышал — громко при каждом ударе: «Ууух, ууух». У меня потом все ноги были черного цвета.

После инцидента я вызвала полицейских. Они приехали, посмотрели, что-то записали в свои блокноты и уехали, а мужа в отделение не забрали. Причем он прямо при полиции у меня спросил: «А ты не боишься того, что в доме твоей мамы проводка старая?» В ту же ночь ее дом действительно сгорел. Был установлен факт поджога, возбудили уголовное дело, но потом закрыли — как я поняла, потому что не нашли виновного.

Читайте так же:  правила проезда трамвайных путей

Осенью 2013 мы развелись, но лучше не стало. Бывший муж постоянно преследовал нас c дочкой и моей мамой, угрожал, часто избивал меня. Тогда мы начали прятаться — переезжали с места на место. Но каждый раз он находил нас и почти каждый раз бил меня. За все время я написала не меньше десяти заявлений в полицию — об угрозе убийством и побоях. И по всем мне отказали в возбуждении уголовного дела — в связи с отсутствием состава преступления.

1 января 2016 года бывший муж снова нашел нас, взял нашу маленькую дочку и ушел с ней, сказав, что забирает ее на часовую прогулку. Но ни через час, ни на следующий день, ни через неделю они не вернулись. Потом он мне заявил, что не вернет ребенка, и снова угрожал: пугал тем, что моя мама «не придет с работы вечером», а мою младшую сестру «порежут на куски».

Видео (кликните для воспроизведения).

Насчет судов он меня сразу предупредил, что уже проплатил все их решения в свою пользу во всех инстанциях, что якобы подкупил каких-то людей, которые будут свидетельствовать против меня.

домашнее насилие над женщинами истории из жизни
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here